?

Log in

D.
14 February 2016 @ 08:43 pm
Тут несколько человек выражало желание читать про бук челлендж этого года, поэтому перетаскиваю из ~другого места~ сюда, хоть кто-то это будет читать, эго мое встрепенется (наверное).

• За год надо прочитать 52 книги, подходящие по списку (предположительно по одной в неделю, но тут у кого как сложится). Читать можно как удобно — четко по списку или в свободном порядке.
• На каждую книгу выкладывается отзыв. Требования аналогично минимальны: они должны быть. В конце года у каждого в журнале будет свой заполненный список, со ссылками на посты.
• Игра затевается, чтобы расширять горизонты и открывать что-то новое, поэтому книги должны читаться впервые (или быть напрочь забытыми).
• Если книга подпадает под несколько пунктов, отмечается она только в одном на выбор (вольные и веселые трактовки допускаются ;)).

В комментариях можно устроить сбор советчиков и подсказок, что почитать и где найти искомое. Под катом список текстом для копирования, результаты (жирненькое, потому что мне сейчас лень копировать старые посты сюда\ссылочки в потенциале) и планы (курсивчиком).

РЕКОМЕНДАЦИИ ПРИВЕТСТВУЮТСЯ




списокCollapse )
 
 
D.
16 August 2013 @ 09:41 pm
Вся моя лента кишела и переливалась рассказами о том, как прекрасен "Последний вервольф" Глена Дункана, поэтому оказавшись в книжном с (на тот момент) лишней деньгой, я как-то полуавтоматически с тренированной жадностью закинула его в свой покупательский корзино-ящик. После чего добрую половину книги гадала зачем.

Джейкоб с такой прямо реймондо-чандлеровской фамилией Марлоу  - последний оставшийся в живых вервольф. Остальных истребила организация WOCOP, специализирующаяся на уничтожений разного рода нечисти и прочих экзорцизмах и возглавляемая человеком, отца которого Марлоу однажды убил и, надо полагать, съел. Лучший друг (если у него вообще есть друзья)  Марлоу - Харли, пожилой гей, он же инсайдер в этом самом WOCOP.  Ещё у Марлоу есть много денег и куча паспортов. Быт его в основном состоит из питья виски и курения Camel, с перерывами на проституток. А ещё ему надоело жить, 200 лет не шутка. В следующее полнолуние он намеревается пойти на встречу с главой WOCOP и благополучно сдаться в трофеи. И тут-то жизнь подкидывает ему несколько причин пожить ещё, но на хвосте у него уже охотники, вампирская мафия и странная французская женщина.

У Глена Дункана очень тягучий тяжелый слог чего-то среднего между нуаровым детективом, готическим романом и цинизмом какого-нибудь Чака Паланика или Брета Истона Эллиса (которого он, кстати, упоминает с явным упорным намёком на то что, вот смотрите, ссылка, ссылка). От этого поначалу очень тянет чем-то затхло-вторичным, но продолжаешь читать, потому что слог помимо душной тягучести витиеват и как-то даже интересен.
То, что все рассказывают что здесь есть антигерой, это, честно говоря, лукавство. Здесь есть повествование от первого лица (которое должно звучать как дневник, но не звучит), в котором главный герой рассказывает какой он плохой, оййй, я злой и страшный серый волк. И он действительно серый волк, только не злой и не страшный (не поймите меня неправильно, он стабильно каждый месяц ест людей), а такой фанат Рэймонда Чендлера, brooding, дарк и иже с ним. Бог умерррр, повторяет он, умер боггггг.  Ну и ещё он влепляет французские выражения то там то тут, и ссылки на всяко-разных авторов, и все мы наверное чувствуем свое ничтожество перед двухсотлетним интеллектом и равнодушием. Как-то так.
Потом там ещё будут роковые женщины, и не очень роковые женщины, и слово cunt будет сказано в таком количестве, что начинаешь беспокоиться за автора. Причем, кстати, слово говорят все кому не лень, женщины включительно, я не знаю даже. Это брутально и мужественно наверное, и вообще стилистика.

В общем, все это упражнение в жанрах и слово-макраме происходит порядка 70% книги, и я искренне хочу верить, что все это было ради концовки.
Потому что, откровенно говоря, концовка это единственная правильная вещь в красиво написанном, но как-то не слишком наполненном повествовании. Концовка завершает сюжетную линию. Концовка трактует название. Концовка издевается над стандартными стереотипными концовками. В общем, красота, да и только.

А вот серединка как-то не очень. Серединку хотелось вкуснее.
 
 
D.
04 November 2012 @ 06:28 pm

А насчет этого я тянула, потому что мне хотелось посмотреть обе версии и написать с чувством, с толком, с расстановкой, только чуют мои три с половиной почки, что не выйдет.

И вот почему: Создание Камбербэтча совершенно не тянет. Даже на фоне того, что Джонни Ли Миллеру как-то очень не идет быть Виктором, то что делает Камбербэтч в этой версии неподвластно моему разуму.
Особенно это заметно после двух походов на Джонни!Создание, потому что Джонни!Создание это такая хрестоматия того, как надо. Потому что весь смысл же в том, что он из то ли зверушки, то ли ребенка превращается сначала в юность, потом во взросление, а потом во что-то с такой травмой и той самой желчью, что у тебя после просмотра физически все болит, потому что, черт возьми, так нельзя.
Единственное превращение Камбербэтча состоит в том, что он из горизонтального становится более или менее вертикальным. Плюс количество деталей которые были проработаны у Миллера (например изображение танца с кружкой и вообще вся эта мимикрия) здесь такие, черт возьми, смазанные (верней не смазанные, их здесь просто нет), что ты сравниваешь и думаешь "ну ёхт, время же тратится, почему оно не заполнено, почему оно факин НЕ ЗАПОЛНЕНО?"

Хотя, давайте не будем об этом, давайте о хорошем.

В правильном сочетании Франкенштейн это восхитительный спектакль. В правильном сочетании Джонни это идеальное Создание, потому что у него лицо ребенка, физическая подготовка спортивного дяденьки и очень специфический голос с сипотцой. Ну ещё у него талант, но это по умолчанию.
Камбербэтч делает продолжение своего же Шерлока про рационального и асоциального, так что ему привычно и вроде как удобно.
Там дивная сценография, там обадленная музыка (о бооооооже, этот паровоз, я бы на один паровоз сидела и смотрела целый день), там текст прекрасный, он вроде бы и Шелли, и вроде бы и намного больше.
Он очень... трогательный. Он очень... грустный. И он очень... опустошающий? Наверное. Но при этом его хочется пересматривать снова и снова, и снова и снова, потому что он просто дико хорош.

Очень жалко, что dvd пока не предвидится, потому что делиться таким хочется дико, а словами не передать даже частички.
 
 
D.
04 November 2012 @ 04:56 pm
Во-первых сразу напомню две мои основные проблемы.
а) я не любитель классического Бонда
б) у меня очень странные чувства относительно Дэниела Крейга, потому что мне одновременно хочется над ним ржать и хочется замуж.

В Скайфолле эти два факта вступили в сражение, а вышло следующее: сколько я ни упиралась ногами в края печи, как Жихарка, меня затащило в печь. То есть первые несколько минут очень сложно привыкнуть к тому что происходит, а происходит следующее: Сэм Мендес, махнув рукой на попытки делать реализм, начинает буянить. Если вы не догадываетесь от этом в момент катания на экскаваторе, то уж во время появления Хавьера Бардема в образе... мы вот все пытались решить на что этого похоже, но не смогли, так что тычьте сюда. Примерно тот же эффект.

Так вот, в тот момент когда у вас спадают все границы, вы понимаете что несмотря на упирание ногами в печь, Скайфолл это как-то очень хорошо. Потому что это весело.

Из другого хорошего там очаровательный Бен Уишоу (которого безбожно мало, хотя его так много в трейлере, ну как же так). И зверски красивый цвет и свет. Вообще весь фильм такая конфета для глаз, причем даже не одна, а разные. Ириски, карамельки цветные, прочая всячина. Вкусняшка, в общем.

В общем, да, прекращайте упираться в печь и радуйтесь.
 
 
D.
06 October 2012 @ 03:17 pm
За недостатком остального, продолжаем в общественном транспорте читать книги.
Perhaps all a Tsaritsa is is a beautiful cold girl in the snow, looking down at someone wretched, and not yielding.

На длинной узкой улице, бывшей гороховой, бывшей Комиссарской, а нынче Дзержинской стоит длинный узкий дом, и в нём живет Марья Моревна.
В детстве Марья смотрела в окно, а за окном птицы, ударившись о землю, превращались в мужчин, потом стучали в дверь длинного узкого дома, и так сестры Марьи нашли своих мужей. Марья тоже ждала, до того дня как сова за окном превратилась в мужчину с темными кудрями и длинными тонкими пальцами, постучавшего её в дверь и сообщившего что он пришел брать её в жены. Мужчину звали Кощей Бессмертный. Вот так.

На самом деле синопсис относительно русских сказок в эру революции поначалу звучит как-то даже смешно. Вроде бы зачем, а главное - как?
А потом оказывается что Deathless это поэтичная, невероятно грустная история женщины, живущей через революцию и войну и разрывающейся между двумя мужчинами, с которыми ей - из-за вечной повторяющейся сказки - нельзя не встретиться. С одной стороны ненасытный, глубокий как темный колодец кощей, с другой - солнечный, но простой Иван, пахнущий сигаретами и свежим хлебом.
Все это под кружевом перетканой мифологии, мини-историями где все, конечно же, происходит три раза, баба Яга загадывает загадки, а домовые и лешие шалят и помогают как могут.

Такую книгу очень сложно описать словами, потому что у Валенте очень специфический - и очень сказочный стиль, но сказки не украшенной диснеем, а старой, замешанной на крови и времени. (Из-за этого даже неточности в попытках добавить побольше русского почти не режут глаз.) Он, наверное, как все специфическое может или нравиться, или не нравиться, но для меня тут как-то все совпало и получилось восхитительно вкусно.

Так что если вы любите сказки - почитайте. Пожааалуйста :)
 
 
 
D.
03 August 2012 @ 10:57 pm

Сегодняшний пост будет о книжной радости.
Тоби Барлоу, Sharp Teeth.
Ловец собак в LA, честный полицейский (тм), наркодилеры, карточный турнир и оборотни-оборотни-оборотни. Но подождите, это ещё не все. Это ещё и в белом стихе.
У Барлоу получается не книга про оборотней, а нуар, в котором просто есть люди превращающиеся в собак. При этом локальная мифология очерчена крупными штрихами и работает, не мешая характерам каждой стаи (банды). При этом среди человекособак все, как люди, разные. Кто подрабатывает рэкетом, кто одевается с иголочки и отмывает деньги, а кто просто в данный момент увлечен вендеттой. И все оборотническо-животные инстинкты на самом деле оказываются очень человеческими.
В поэтическом контексте это все обретает очень густое, душное и темное звучание, и твердо пускает корни в свою особую картину Лос Анджелеса, где все так же едят тако, бегают по утрам и вечерам и хотят славы, но только тут остатки тако долизывают дворняги, а за бегуном по другой стороне улицы рысью следует большущий черный пес.
В поэтическом контексте возникает удобное простанство для очень физических метафор, и Барлоу этим вовсю пользуется.
У него получаются шикарнейшие мстящие женщины. Я вас оставлю в компании одной, а вы уж решайте, ваше это или нет.

In the coffee shop,
she sips her tea and watches
each one of the people coming and going, thinking, yes, my fury could eat all of you, it really could, the barrista boy, the fat woman with the scone, all of you, your warm blood would fill my throat
the flesh from your limbs would be chewed and gnawed the snapping of my teeth would splinter your bones, your pickled livers would be licked and swallowed, and finally, the points of my incisors would cut down into the steaming, warm meat of your hearts. I would wolf you down
in big, chomping bites.
And you would be gone, all of you,
the planet emptier and quiet,
all your busy rushing silenced
while my unquenchable fury
screams on.
 
 
D.
12 February 2011 @ 11:15 pm
242/500

empire"s 500Collapse )
Tags: